Отступление: переключение и биография 3 глава

Подчеркнем, что эти замечания о классе никаким образом не предполагают возмущенного обвинения в адресок нашего общества. Непременно, есть такие нюансы классовых различий, которые можно было бы поменять определенными приемами социальной инженерии, скажем, классовая дискриминация в образовании и классовое неравенство в области мед обслуживания. Но никакая массированная соц инженерия не изменит Отступление: переключение и биография 3 глава того фундаментального факта, что различные социальные среды оказывают различное воздействие на собственных членов либо что некие из этих воздействий более чем другие, добиваются фуррора, как его понимают в рамках определенного общества. Есть суровые основания считать, что некие затронутые нами фундаментальные свойства классовой системы можно найти во всех промышленных Отступление: переключение и биография 3 глава и идущих по пути индустриально го развития обществах, включая те, в каких есть социалистические режимы, отрицающие в собственной официальной идеологии наличие в их классов. Но если принадлежность к одной, а не к другой, обратной социальной страте имеет настолько далековато идущие последствия в относительно «открытом» обществе, как наше, то просто Отступление: переключение и биография 3 глава осознать, каковы последствия в более «закрытых» системах. Мы опять обращаемся к менторскому анализу обычных обществ Близкого Востока, проведенному Дэниэлом Лернером, - к анализу, в каком соц положение фиксировало идентичность индивидума и его ожиданий (даже в воображении) в таковой степени, что большинству людей Запада это даже представить тяжело. А меж тем до промышленной Отступление: переключение и биография 3 глава революции европейские общества в большинстве собственных страт не очень отличались от традиционалистской модели Лернера. В таких обществах все бытие человека можно осознать до мелочей, только выяснив его соц положение, равно как 1-го взора на лоб индуса довольно, чтоб узреть на нем символ его касты.

Но даже в нашем Отступление: переключение и биография 3 глава обществе, вроде бы отлично ни накладывалась на него классовая схема, есть другие стратификационные системы, еще более ригидные (жесткие), а, как следует, и еще посильнее детерминирующие всю жизнь индивидума, чем классовая. В южноамериканском обществе броским примером может служить расовая система, которую большая часть социологов рассматривают как разновидность кастовой. В таковой системе Отступление: переключение и биография 3 глава соц положение индивидума (т.е. принадлежность к определенной касте) задается от рождения. Для него не существует, по край ней мере на теоретическом уровне, полностью никакой способности поменять это положение в течение собственной жизни. Можно нажить какое угодно достояние, и все равно остаться негром. Можно пасть настолько низковато, как вообщем Отступление: переключение и биография 3 глава можно пасть по понятиям публичных mores', и при всем этом оставаться белоснежным. Индивидум рождается в рамках определенной касты и должен всю жизнь провести в ней, разделяя вкупе со всеми те ограничения, которые она налагает. Конечно, в собственной касте он должен жениться и произвести потомство. Реально, во всяком случае Отступление: переключение и биография 3 глава в нашей расовой системе, есть некие способности «обмана», а конкретно - светлокожим неграм прикидываться белоснежными. Но эти способности не много меняют комплексное действие системы.

Прискорбные факты расовой системы в Америке очень отлично известны, чтоб развивать дальше тут данную тему. Ясно, что соц положение индивидума как негра в основном (конечно, имеется в Отступление: переключение и биография 3 глава виду - в основном на Юге, чем на Севере, но не так, как допускают уверенные в своей правоте белоснежные северяне) определяет его экзистенциальные способности, чем классовая принадлежность. По правде, способности классовой мобильности в основном задаются принадлежностью к расе, ибо некие более значительные ограничения последней являются по собственному нраву экономическими. Поведение Отступление: переключение и биография 3 глава человека, его мысли и психическая идентичность формируются расой в еще большей степени, чем принадлежностью к классу.

Ограничивающую силу общественного положения в ее более «очищенной» форме (если это прилагательное в его квазихимическом смысле допустимо применить к такому мерзкому явлению) можно найти в расовом этикете обычного южного общества, где каждое Отступление: переключение и биография 3 глава мельчайшее взаимодействие меж членами 2-ух рас регулировалось стилизованным обрядом, кропотливо разработанным для возвышения одной стороны и унижения другой. Мельчайшее отклонение от этого обряда было для негра чревато телесным наказанием, а для белоснежного - последним бесчестием. Раса очень верно определяла не только лишь, где жить и с кем жить, да и особенности Отступление: переключение и биография 3 глава речи индивидума, его походку, шуточки, она проникала даже в мечты о спасении. В таковой системе аспекты стратификации становятся «метафизическим наваждением», как, к примеру, в случае с матронами Юга, которые были просто убеждены в том, что их повар после погибели обязательно попадет в рай для темных.

В социологии Отступление: переключение и биография 3 глава обширно применяется понятие «определение ситуации». Введенный в первый раз южноамериканским социологом У.Томасом», он значит, что неважно какая соц ситуация есть то, как ее определяют участники. Другими словами, для социологических целей действительность является предметом дефиниции. Вот « почему социолог должен кропотливо рассматривать многие грани людского поведения, в том числе и такие, которые по Отступление: переключение и биография 3 глава существу признаются неверными и абсурдными. В только-только приведенном примере с расовой системой биолог либо физический антрополог, смотря на расовые мнения белоснежных южан, может объявить их вполне неверными. На этом основании он может откинуть их как очередной миф, порожденный человечьим невежеством и злонамеренностью, собрать чемоданы и уехать домой Отступление: переключение и биография 3 глава. Но как раз тут и начинается работа социолога. Ему совсем не для чего опровергать расистскую идеологию южан как тупость с научной точки зрения. Многие социальные ситуации отлично контролируются при помощи определений, данных болванами. По сути та тупость, которая определяет ситуацию, заходит со ставной частью в предмет социологического анализа. Таким макаром Отступление: переключение и биография 3 глава, социологическая операционализация понятия «реальность» есть нечто особое, к чему мы еще вернемся. На данный момент довольно указать, что неумолимый контроль, средством которого соц положение детерминирует нашу жизнь, нельзя уст ранить обычным разоблачением мыслях, окутывающих контроль.

Но это еще не все. Над нашей жизнью властвует тупость не Отступление: переключение и биография 3 глава только лишь современников, да и прошедших поколений. Более того, вся кой глупости мы тем больше доверяем и оказываем уважение, чем она «древнее». Как указывал Альфред Шютц, это означает, что любая соц ситуация, в какой мы находимся на этот момент, предопределена не только лишь нашими современниками, да и предшественниками. Так как никто Отступление: переключение и биография 3 глава не может побеседовать с праотцами, постольку отвертеться от их ставших непопулярными конструкций, обычно, сложнее, чем от тех, которые возводятся в наше время. Данный факт успешно схвачен Фонтенелем» и отражен в его афоризме: мертвое более могущественно, чем живое.

Данный момент принципиально выделить, так как он указывает, что даже в тех сферах Отступление: переключение и биография 3 глава, где общество, казалось бы, еще дает нам хоть некий выбор, императивная рука прошедшего резко ограничивает его. Вернемся, к примеру, к нашей сцене, которую мы уже приводили, - к сцене с парой влюбленных в лунную ночь. Представим для себя, что это сиденье под луной должно стать решающим: предложение выйти замуж Отступление: переключение и биография 3 глава будет изготовлено и принято. Сейчас мы знаем, что современное общество значительно ограничивает способности выбора, в значимой мере облегчая его для пар, принадлежащих к одной социально-экономической группе, и ставя тяжело преодолимые преграды перед выходцами из различных групп. И в том, и в другом случае ясно, что даже там Отступление: переключение и биография 3 глава, где «они»-наши современники не делают намеренных попыток ограничить выбор участников той либо другой определенной драмы, «они» -мертвые давным-давно тщательно расписали в собственном сценарии чуть ли не каждое движение наших влюбленных. Идея о том, что сексапильное желание можно перевести в романтическое чувство, придумали сладкоголосые менестрели, возбуждая воображение аристократических Отступление: переключение и биография 3 глава дам кое-где в XII в. Несколько ранее мизантропы-теологи произвели на свет идею, что мужчине следует направлять свои сексапильные влечения постоянно и только лишь на ту даму, с которой он должен де лить кровать, ванну, скуку, тыщи одинаковых завтраков. А предположение, как будто инициатива в обустройстве этого расчудесного Отступление: переключение и биография 3 глава мероприятия должна исходить от самца, в то время как самка должна грациозно поддаваться могучему напору его ухаживания, вообщем уходит в доисторические времена, когда первобытные вояки нападали на матриархальные деревни и тащи ли вопящих девиц на свои супружеские ложа.

Коль скоро наши почтенные праотцы установили точные начальные границы, рамки, в каких нашей Отступление: переключение и биография 3 глава примерной паре может быть позволено накалять страсти, то это означает, что каждый шаг в ее досвадебных отношениях заблаговременно предопределен, предуготован и, если угодно, «фиксирован». От их ожидают не просто влюбленности и заключения моногамного брака, в каком она отрешается от собственного имени, а он - от способности самому растрачивать свои Отступление: переключение и биография 3 глава средства; от их ожидают, что любовь их будет «на совесть», «как надо», по другому окружающим брак покажется неискренним. Это, в свою очередь, дает повод государству вкупе с церковью с тревожным вниманием смотреть за этой menage, как она устроится, и все эти «фундаментальные» условности выдуманы за сотки лет до рождения наших Отступление: переключение и биография 3 глава влюбленных. Каждый шаг их ухаживаний укладывается в соц обряд, и, хотя всегда есть некий простор для импровизации, лишний экспромт может поставить под опасность все мероприятие. На шей паре предстоит пройти заблаговременно предустановленный путь (как произнес бы юрист, «с допустимой скоростью»): от субботних походов в кино до Отступление: переключение и биография 3 глава воскресных посещений церкви и обычных семейных обедов; от прогулок, взявшись за руки, до застенчивых по пыток сделать то, что сначала было решено бросить на позже; от планов на вечер к планированию обустройства пригородного дома, - во всех этих переходах сцена под луной занимает свое особенное место. Ни какой-то из них Отступление: переключение и биография 3 глава не придумал ни игру в целом, ни ее часть. Они только решили, что будут играть ее совместно, а не с другими вероятными партнерами. И нет у их огромного выбора в том, что последует за ритуальным обменом вопросами-ответами. Семья, друзья, церковь, ювелиры и страховые агенты, цветочницы и оформители интерьеров обеспечат Отступление: переключение и биография 3 глава, чтоб остальная часть игры тоже была сыграна по установленным правилам. В сути, всем этим хранителям традиций не надо даже оказывать очень огромного давления на главных игроков, так как ожидания общественного мира уже издавна были интегрированы в их собственные проекты относительно грядущего, - они желают конкретно того, чего ожидает от Отступление: переключение и биография 3 глава их общество.

Но если так обстоит дело в самой интимной сфере нашего существования, то, как несложно увидеть, схожее происходит практически во всех ситуациях в протяжении нашей жизни. Большая часть игрового времени была «расписана» за длительное время до нашего по явления на свет. Все, что нам остается, - это играть с огромным Отступление: переключение и биография 3 глава либо наименьшим одушевлением. Стоящий перед аудиторией пре подаватель, произносящий приговор арбитр, бичующий в гневе свою паству проповедник, посылающий войска в бой генерал - они все вовлечены в деяния, которые были предопределены в границах очень узеньких границ, а захватывающие воображение системы контроля и санкций охраняют эти границы.

Имея в виду произнесенное, мы Отступление: переключение и биография 3 глава можем перейти к более глубочайшему осознанию функционирования соц структур. Полезным социологическим понятием, на которое можно опереться в этом случае, является понятие «институт». Институтом обычно именуют обособленный комплекс соц действий. За кон, класс, брак, организационно оформленную религию тоже можно рассматривать как университеты. Но такое определение еще ничего не Отступление: переключение и биография 3 глава гласит нам о том, каким образом институт соотносится с действиями вовлеченных в него индивидов. Убедительный ответ на этот вопрос отдал Арнольд Гелей, современный германский социолог. Гелей трактует институт как регулирующее учреждение, направляющее в определенное русло деяния людей подобно тому, как инстинкты правят поведением животных. Другими словами, университеты обеспечивают процедуры упорядочения Отступление: переключение и биография 3 глава поведения людей и побуждают их идти торенными способами, которые общество считает предпочтительными. Трюк удается поэтому, что индивидума уверяют: эти пути - единственно вероятные.

Приведем пример. Кошку не надо учить ловить мышей, так как, разумеется, в ней с самого рождения заложено то (если угодно, особенный инстинкт), что принуждает ее Отступление: переключение и биография 3 глава действовать таким макаром. Подразумевается, что когда кошка лицезреет мышь, внутренний глас повсевременно говорит ей: «Съешь! Съешь! Съешь!» Строго говоря, кошка не выбирает, следовать ей внутреннему голосу либо нет. Она просто подчиняется закону собственного внутреннего бытия и преследует злосчастную мышь (которой, как мы полагаем, собственный внутренний глас говорит: «Беги! Беги! Беги!»). Подобно Отступление: переключение и биография 3 глава Лютеру, кошка не в состоянии сделать по другому. Сейчас вернемся к нашей паре, чьи ухаживания мы настолько бесстрастно разбирали. Когда юноша впервой увидел даму, предназначенную спровоцировать этот подлунный акт, он тоже услышал собственный внутренний глас, передавший ему точный недвусмысленный императив. Его следующее неосознанное поведение указывает, что у него не Отступление: переключение и биография 3 глава нашлось сил побороть данный императив. Нет, это не то, о чем читатель, возможно, поразмыслил, - тот императив заложен с рождения в одинаковой мере и в юном человеке, и юном коте, шимпанзе и крокодиле, но он нас на данный момент не интересует. Интересующий нас императив говорит ему: «Женись! Женись! Женись!», так как Отступление: переключение и биография 3 глава с ним, в отличие от другого императива, наш юноша не родился. Конкретно общество привносит в него императив «Женись!» и подкрепляет свое веление бес численными воздействиями со стороны семьи, морали, религии, средств массовой коммуникации. Другими словами, брак - это не инстинкт, а институт. Хотя то, как он направляет Отступление: переключение и биография 3 глава поведение в определенное русло, очень сходно с действием инстинктов.

Для того чтоб объяснить нашу идея, попытаемся представить для себя, что делал бы юноша в отсутствие институционального императива. Естественно, он мог бы сделать практически все, что угодно: он мог бы вступить с женщиной в сексапильную связь, кинуть ее и никогда больше не Отступление: переключение и биография 3 глава созидать; мог бы, дождавшись рождения первого малыша, передать его ее дяде по мамы на воспитание; мог бы позвать еще троих собственных компаньонов и спросить, желают ли они, чтоб женщина стала их общей супругой; мог бы ввести ее в собственный гарем к уже имеющимся 20 трем супругам. Другими словами, при сексапильном влечении Отступление: переключение и биография 3 глава и собственном интересе к определенной девице он оказался бы в затруднительном положении. Даже если представить, что, исследовав антропологию, он знает о согласовании всех приведенных выше вариантов нормам неких культур, то тогда и ему будет нелегко решить, какой из вариантов для него более желателен в данном определенном случае. Сейчас Отступление: переключение и биография 3 глава нам ясно, какую роль для него играет институциональный императив: он ограждает от затруднения, исключая все другие способности и оставляя только ту, которую общество предназначило ему. Другие варианты даже недосягаемы его сознанию. Императив дает формулу: вожделеть « обожать ' жениться. Все, что юноша должен сейчас делать, - это пройти весь данный Отступление: переключение и биография 3 глава программкой путь. В данной программке возможно окажутся собственные трудности, но они - совсем другого порядка, чем те, с которыми сталкивался первобытный самец, когда на опушке доисторических тропических зарослей встречал первобытную самку, и ему самому приходилось производить modus vivendi' с ней. Другими словами, ситуация брака направляет поведение нашего юного человека, заставляя Отступление: переключение и биография 3 глава его вести себя подходящим образом. Структура соц институтов обеспечивает нас типами стандартного поведения, и только в очень редчайших случаях нам приходится выдумывать себе новые типы. В основ ном же, как максимум, мы избираем меж типом А и типом В, которые заданы нам а prior!». К примеру, мы решаем стать Отступление: переключение и биография 3 глава артистом, а не предпринимателем, да и в том, и в другом случае столкнемся с совсем точными предписаниями, что мы должны делать. Сами мы никакого стиля жизни не изобретем.

Следует выделить очередной нюанс геленовского понятия «институт», который нам пригодится в предстоящем изложении, а конкретно, кажущуюся неизбежность институциональных императивов. Обыденный юноша в нашем Отступление: переключение и биография 3 глава обществе не только лишь отторгнет варианты полиандрии и полигамии», но, по последней мере, себе, отыщет их практически невообразимыми. Он верует, что институционально данный порядок действий является единственно вероятным для него, т.е. единственным, на который он способен онтологически. Если б кот вдруг задумался о преследовании им мыши, он Отступление: переключение и биография 3 глава пришел бы точно к такому же выводу. Разница заключалась бы в том, что кот оказался бы прав в собственном выводе, тогда как юноша - нет. Как мы знаем, кот, который отказался бы ловить мышей, смотрелся бы уродцем с био точки зрения и, может быть, был бы признан продуктом очень вредной мутации, бесспорным Отступление: переключение и биография 3 глава предателем собственной кошачьей сути. Но нам прекрасно понятно, что иметь много жен и быть одним из мужей не противоречит людской сути ни в био смысле, ни даже в смысле мужского плюсы. Если для арабов на биологическом уровне может быть одно, а для обитателей Тибета - другое, то это означает, что Отступление: переключение и биография 3 глава и то, и другое на биологическом уровне может быть и для нашего юного человека. По правде, мы знаем, что если б его похитили из колыбели и увезли в чужие страны, то он не был бы обычным, несколько слащавым южноамериканским юношей в нашей подлунной сцене, а перевоплотился бы в заядлого Отступление: переключение и биография 3 глава многоженца в Аравии либо наслаждался многомужеством в Тибете. Другими словами он заблуждается (либо, точнее, его вводит в заблуждение общество), думая, что все происходящее с ним безизбежно. Это значит, что любая институциональная структура основывается на обмане и само существование в обществе несет внутри себя элемент дурной веры. Настолько смутная гипотеза Отступление: переключение и биография 3 глава сначала может показаться достойной сожаления, но мы увидим, что по сути она являет собой 1-ый проблеск понимания: общество не настолько детерминировано, как мы до сего времени задумывались.

Рассуждения о социологическом зании привели нас тем временем в такую точку, из которой общество представляется больше всего схожим на огромный Алькатрас». Мы Отступление: переключение и биография 3 глава перебежали от детского чувства наслаждения иметь определенный адресок к взрослому пониманию того, что большая часть приходящей на этот адресок корреспонденции приносит не достаточно радости. Социологический подход посодействовал нам только более точно идентифицировать все персонажи, мертвые либо живы, у каких есть преимущество выситься над нами.

Более близкое этому взору на Отступление: переключение и биография 3 глава общество социологическое направление связано с именованием Эмиля Дюркгейма и его школой. Дюркгейм подчеркивал, что общество есть парадокс sui generic, т.е. оно стает пред нами как огромная действительность, которую нельзя разъяснить либо обрисовать в определениях какой- то другой действительности. Дальше он утверждал, что социальные факты сущность «вещи», точно Отступление: переключение и биография 3 глава так же имеющие беспристрастное существование вне нас, как и явления природы. Он утверждал это приемущественно для того, чтоб защитить социологию от поглощения ее проимпериалистически настроенными психологами. Но его концепция существенна и кроме чисто методологического нюанса. «Вещь» - это что-то вроде горы, на которую можно налететь, но которую Отступление: переключение и биография 3 глава нельзя ни убрать, просто пожелав свалить ее, ни конвертировать по прихоти воображения. Вещь - это то, обо что можно напрасно биться, то, что находится в определенном месте вопреки нашим желаниям и надеждам, то, что, в конце концов, может упасть нам на голову и уничтожить. Конкретно в таком смысле общество является совокупой «вещей Отступление: переключение и биография 3 глава». Правовые университеты, пожалуй, лучше, чем любые другие социальные университеты, иллюстрируют данное качество общества.

Согласно дюрктеймовскому осознанию, общество стает пред нами как беспристрастный факт. Оно - там, его нельзя опровергать, с ним должно считаться. Общество находится вне нас, оно окружает нас со всех боков, направляет нашу жизнь. Мы существуем в Отступление: переключение и биография 3 глава обществе, располагаясь в особенных секторах социальной системы. Место в обществе практически на сто процентов предназначает, что и как мы делаем, - от языка до этикета, от разделяемых религиозных верований до статистической вероятности совершить суицид. Где властвует воздействие общественного положения, там наши желания не принимаются в расчет; наше умственное сопротивление тому, что общество Отступление: переключение и биография 3 глава предписывает либо прописывает, добивается, и то в наилучшем случае, немногого, а почаще - ничего. Общество, как беспристрастный и не зависимый от нас факт, противоборствует нам, в особенности в форме принуждения. Его университеты задают эталоны наших действий и даже сформировывают наши ожидания. Они поощряют нас, пока мы придерживаемся их предписаний. На Отступление: переключение и биография 3 глава случай выхода за эти рамки в распоряжении общества имеется практически неограниченный арсенал органов контроля и принуждения. Санкции со стороны общества способны в хоть какой момент изолировать нас от окружающих людей, подвергнуть осмеянию, лишить не только лишь средств к существованию, свободы, да и, как последняя мера, жизни. Законы и Отступление: переключение и биография 3 глава мораль общества могут предоставить умело аргументированное оправдание каждой из этих санкций, и большая часть людей вокруг одобрят подобные оправдания, если их употребляют против нас в наказание за отклонение от данных образцов. В конце концов, наше место в обществе определено, так сказать, не только лишь в пространстве, да и Отступление: переключение и биография 3 глава во времени. Наше общество является исторической сутью, которая простирается во времени далековато за границы биографии отдельного индивидума. Общество предшествует нам и будет существовать после нас. Оно было тут до нашего рождения, тут и остается после нашей погибели. Жизни наши - только эпизоды чудесно величавого шествия общества через время. Короче говоря Отступление: переключение и биография 3 глава, общество - это стенки нашего за точения в истории.

Общество в человеке

В предшествующей главе мы, может быть, дали читателю повод ре шить, что социология готова отобрать у экономики звание «мрачной науки». Представив общество в виде стршной кутузки, мы должны сейчас предложить хотя бы несколько спасительных вы ходов из этого, способного привести в Отступление: переключение и биография 3 глава угнетение, детерминизма. Но до этого мы попробуем еще мало сгустить краски.

До сего времени, подходя к обществу приемущественно как к системе контроля, мы рассматривали индивидума и общество как две противостоящие друг дружке сути. Общество представало как наружняя действительность, осуществляющая воздействие и насилие над индивидумом. Если эту картину бросить Отступление: переключение и биография 3 глава без конфигураций, то у нас сложится очень неверное представление о реальных отношениях меж индивидумом и обществом, как будто идет речь всего только о массах взнузданных и управляемых властями людей, побуждаемых к послушанию неизменным ужасом того, что может случиться с ними, если они выйдут из послушания. И обыденное познание об Отступление: переключение и биография 3 глава обществе, и социологический анализ уверяют нас в том, что это не так. Большинству из нас ярмо общества не очень трет шейку. Почему? Очевидно, не поэтому, что власть общества меньше, чем мы проявили в предшествующей главе. Почему же тогда мы не страдаем от его власти? Может быть, читатель сообразил уже наш Отступление: переключение и биография 3 глава намек на то, каким может быть социологический ответ на данный вопрос: почти всегда мы сами хотим конкретно того, что общество ожидает от нас. Мы желаем подчиняться правилам. Мы желаем иметь ту долю, которую общество предопределяет нам. Но это может быть, в свою очередь, не поэтому, что власть общества меньше Отступление: переключение и биография 3 глава, а поэтому, что она даже больше, чем мы до сего времени утверждали. Общество детерминирует не только лишь то, что мы делаем, да и то, что мы есть. Другими словами, соц положение затрагивает и наше бытие, и наше поведение в обществе.

Для того чтоб разъяснить этот принципный момент Отступление: переключение и биография 3 глава социологического подхода, мы разглядим еще три области социологических исследовательских работ - теорию ролей, социологию познания и теорию референтных групп.

Ролевая теория практически всецело является достижением американской мысли. Некие ее плодотворные гипотезы всходят к работам Уильяма Джемса, а конкретными основателями были двое других американских мыслителей: Чарльз Кули» и Джордж Герберт МИД Отступление: переключение и биография 3 глава». В нашу задачку не заходит исторический экскурс в тот совсем умопомрачительный эпизод умственной истории, но все же мы систематически представим вклад ролевой теории, зачем вновь обратимся к определению социальной ситуации Томаса.

Как читатель, разумеется, помнит, Томас осознавал социальную ситуацию как действительность, в которую ad hoe? веруют те, кто в Отступление: переключение и биография 3 глава ней участвует, а поточнее - те, кто ее определяет. Исходя из убеждений участвующего индивидума, это значит, что неважно какая ситуация, в которую он попадает, ставит его перед лицом специфичных ожиданий и просит от него соответственных реакций на их. Как мы уже лицезрели, чуть ли не любая соц ситуация производит массивное давление с Отступление: переключение и биография 3 глава тем, чтоб твердо обеспечить возникновение хотимых реакций. Общество может существовать благодаря тому, что почти всегда определения более принципиальных ситуаций, даваемые различными людьми, по край ней мере примерно совпадают. Мотивы издателя и создателя этих строк могут существенно различаться, но определения ситуации производства данной книжки у обоих довольно идентичны, что Отступление: переключение и биография 3 глава и делает вероятным их совместное предприятие. Точно так же могут различаться интересы студентов в учебной аудитории, где часть присутствующих очень отдаленно связана с учебным процессом (скажем, один студент специально прогуливается учить предмет, а другой просто записывается на все курсы, посещаемые какой- нибудь рыжеволосой женщиной, за которой он неотступно Отступление: переключение и биография 3 глава следует), но, обычно, их интересы могут сосуществовать, не разрушая ситуацию. Другими словами, всегда есть определенный припас времени, в течение которого может быть сформирована ответная реакция, отвечающая ожиданиям, в итоге чего ситуация может оставаться жизнестойкой в социологическом смысле. Естественно, если определения ситуации расползаются очень очень, то неминуемым результатом будет та Отступление: переключение и биография 3 глава либо другая форма общественного конфликта либо дезорганизации, скажем, в приведенных случаях это может быть, если некие студенты будут рассматривать учебную аудиторию как место для вечеринки либо если создатель не будет издавать книжку, а употребляет собственный договор с одним издателем как средство давления на другого.

Обыденный индивидум в различных ситуациях Отступление: переключение и биография 3 глава сталкивается с очень разными ожиданиями, в свою очередь, ситуации, продуцирующие эти ожидания, разделяются на определенные группы. Студент может посещать два курса у 2-ух различных профессоров на 2-ух различных факультетах и столкнуться с разными вариациями ожиданий (скажем, формальным и неформальным отношением меж педагогами и студентами). Все же обе ситуации Отступление: переключение и биография 3 глава будут иметь существенное сходство меж собой и с ситуациями во всех других аудиториях, занятия в каких он посещал ранее. По другому говоря, прошедший опыт позволит ему в обоих случаях, с малозначительными переменами, играть роль студента. Итак, роль можно найти как типичную реакцию на обычное ожидание. Базисную типологию ролей заблаговременно определяет общество Отступление: переключение и биография 3 глава. На языке театра, откуда и было взято понятие роли, можно сказать, что общество расписывает роли всем dramatis personal . Как следует, актерам необходимо только войти в роли, расписанные им до поднятия занавеса. Пока роли играют по тексту, соц действо идет, как запланировано.

Роль задает эталон, показывающий, как действовать индивидуму Отступление: переключение и биография 3 глава в определенной ситуации. Различные роли в обществе, как и в театре, не в одинаковой мере агрессивно требуют от актера четкого следования прилагаемым инструкциям. Посреди проф ролей мало регламентируется роль мусорщика, тогда как докторам, священникам и офицерам приходится получать особенные манеры, речевые и моторные способности: военную выправку, елейный глас, доброе лицо у Отступление: переключение и биография 3 глава постели хворого. Все же, если рассматривать роль только как регуляторную модель видимых со стороны действий, то можно упустить один значимый нюанс роли. Мы ощущаем себя более пылкими, когда целуем; более кроткими, когда стоим на коленях; более люты ми, когда потрясаем кулаками, т.е., скажем, поцелуй не только лишь выражает Отступление: переключение и биография 3 глава пыл, да и «производит» его. Регламентированные деяния привносят в роль надлежащие эмоции и социальные установки. Доктор, изображающий мозг, сам начинает ощущать себя умным. Проповедник вдруг замечает, что сам начинает веровать в свои проповеди. Боец слышит в собственной душе клич Марса, надев военную форму. У каждого из их соответственная Отступление: переключение и биография 3 глава эмоция либо соц установка могла находиться и до начала игры, но роль неизбежно увеличивает ее. Но в почти всех случаях все есть основания считать, что в сознании актеров не было полностью ничего, что могло бы предвосхитить выполнение ими их ролей. Другими словами, умными становятся с на значением на преподавательскую Отступление: переключение и биография 3 глава должность, верующими - выполняя ритуалы, готовыми к бою - маршируя в строю.

Приведем пример. Свежеиспеченный офицер, в особенности вы шедший из рядовых, сначала будет ощущать при встрече с рядовыми и сержантами некую неловкость от их приветствий. Возможно, он будет отвечать им в дружественной, вроде бы извиняющейся, манере. Для него Отступление: переключение и биография 3 глава новые знаки различия на форме все еще представляются кое-чем таким, что насажено поверх него, практически как маска. Тем этот офицер вроде бы гласит себе и низшим чинам, что он остался этим же парнем, и у него просто новый круг обязательств (посреди которых, ел passant, обязанность принимать приветствия от младших по чину Отступление: переключение и биография 3 глава). Такое отношение навряд ли сохранится длительно. Чтоб играть новейшую роль офицера, наш друг должен выработать у себя надлежащие манеры, которые имеют совсем определенный подтекст. Невзирая на неискренность, которая характерна всем так именуемым демократическим армиям, одна из базовых особенностей их состоит в том, что старшинство в звании дает право на Отступление: переключение и биография 3 глава почтение и послушание со стороны младших. Каждое приветствие со стороны низшего чина является актом его послушания, принимаемое как сам собой разумеющийся ответ на приветствие со стороны старшего по званию. Таким макаром, с каждым новым ответом на приветствие (очевидно, вместе с соткой других ритуальных актов подкрепления нового статуса Отступление: переключение и биография 3 глава) наш офицер укрепляется в собственных новых манерах и соответственных им онтологических догадках. Он не только лишь действует как офицер, да и ощущает себя офицером. Проходят неловкость, извиняющаяся усмешка («на самом деле я славный парень»). Если вдруг какой-либо рядовой поприветствует его без положенного одушевления либо даже совершит невообразимое Отступление: переключение и биография 3 глава - не поприветствует совсем, то наш офицер не просто накажет его за нарушение военного устава. Всеми фибрами души он будет стремиться к восстановлению порядка, предписанного «его вселенной».


ottepel-i-sovetskaya-kultura-v-konce-1950-1960-h-gg.html
otto-ryule-i-karl-libkneht-11-glava.html
otto-ryule-i-karl-libkneht-16-glava.html