Отторжение: дорога с двусторонним движением

Рассуждая об этих переменах, Чарлз Хэнди в собственной работе «Голодный дух» (The Hungry Spirit) пишет: "Ясно, что психический контекст трудового контракта меж работающими и работодателями изменяется. Появился некоторый жаргон, на котором молвят о «возможности трудоустройства», а не о «найме на работу», что в переводе значит: «не рассчитывайте на нас, рассчитывайте на Отторжение: дорога с двусторонним движением себя, а мы, если сможем, попытаемся вам помочь».

В общем‑то, кое для кого – в особенности для молодежи – это худо не без добра. Так как молодость не склонна рассматривать место работы как продолжение собственной души, в узнаваемых случаях познание того, что на их долю не выпадут такие опустошающие Отторжение: дорога с двусторонним движением душу предательства, какие достались их родителям, присваивает юным людям чувство свободы. Практически для всех, кто в первый раз вышел на рынок труда в последнее десятилетие, безработица – неувязка отлично популярная, равно как нерегулярная работа либо работа, предназначенная для себя самого. Не считая того, ужас утратить работу еще меньше, если Отторжение: дорога с двусторонним движением она и найдена‑то была вроде бы случаем. Такое панибратское отношение к безработице делает особенный тип отторжения со стороны работающих: отказ от самой идеи гарантий размеренной работы. Можно даже начать думать: а вправду ли мы собираемся иметь одну и ту же работу всю жизнь и, что еще важнее, почему Отторжение: дорога с двусторонним движением это наше самоощущение должно зависеть от посторониих организаций со всеми их выкрутасами?

Это постепенное отторжение со стороны корпоративной культуры имеет далековато идущие последствия, и не только лишь для нашей психологии: рост популяции обученных работников, не ощущающих себя участниками корпоративной жизни, может привести к ренессансу творческих возможностей и притоку новых Отторжение: дорога с двусторонним движением животворных сил в жизнь общества. Это обнадеживающие перспективы. Пока же ясно одно: оно уже сейчас ведет к появлению нового типа антикорпоративной политики.

Ее можно узреть в действиях взломщиков, преследующих Microsoft, и, как покажет последующая глава, в воинствующих «рекламобойцах», целью которых стали городские маркетинговые щиты. Она и в анархических проделках «Позвони рабочему деньку Отторжение: дорога с двусторонним движением и скажи, что заболел», в манифесте «Тащи с работы! Так как работа тащит у тебя!», в Веб‑веб-сайтах с наименованиями типа Corporate America Sucks («Корпоративная Америка – полный отстой»); она лежит в базе интернациональных антикорпоративных кампаний вроде взрыва возмущения против McDonald's, вызванного делом о «Мак‑клевете», либо Отторжение: дорога с двусторонним движением против Nike в связи с критериями труда на азиатских фабриках.

В собственном эссе «На тупой работе отлично отдыхается» (Stupid Jobs Are Good to Relax With) писатель из Торонто Хэл Нидзвиески противопоставляет равнодушие, ощущаемое им по отношению к неизменному сгустку «бессмысленных занятий», засоряющих его послужной перечень, тому глубочайшему чувству катастрофы Отторжение: дорога с двусторонним движением, которое испытывает его отец, принужденный уйти на пенсию после долгой, размеренно шедшей ввысь карьеры. Хэл помогал папе собирать вещи в его последний рабочий денек и лицезрел, как тот исподтишка кидает в портфель степлер и остальные канцелярские принадлежности – ворует у компании, которая в протяжении 12-ти лет давала ему работу. «Несмотря на Отторжение: дорога с двусторонним движением десятилетия его размеренной работы и на годы моей чуть не безработицы (при всем этом у нас 5 дипломов на двоих), мы оба оказались в одном положении. Но он ощущает себя обманутым, а я – нет».

Молодежь 60‑х поклялась стать первым «непродавшимся» поколением: она просто отказалась брать билет на поезд с Отторжение: дорога с двусторонним движением табличкой «пожизненное трудоустройство». Но в рядах юных совместителей, «временных» и контрактников мы смотрим нечто, в потенциале еще более массивное. Мы лицезреем первую волну работников, которые совсем не попадались на эту удочку: кто‑то – по собственному выбору, а большая часть поэтому, что этот «поезд бессрочного найма» огромную часть Отторжение: дорога с двусторонним движением прошлого десятилетия простоял на станции.

Нельзя переоценить масштабы этих перемен. Посреди всего взрослого трудоспособного населения США, Канады и Англии работающие по найму – повсевременно и полный денек – составляют меньшинство. «Временные», совместители, почасовики, безработные и добровольно выбывшие из рядов наемных работников – кто‑то просто поэтому, что не желает работать, а многие Отторжение: дорога с двусторонним движением оттого, что утомились находить работу и отчаялись, – составляют на данный момент больше половины работоспособного населения.

Другими словами, люди, которые не имеют доступа к компании, которой они могли бы предложить бессрочную лояльность, составляют большая часть. А у юных людей, процент которых посреди безработных, контрактников, почасовиков и «временных» всегда диспропорционально высок, дела с миром Отторжение: дорога с двусторонним движением труда еще больше эфемерны.

От «Без работы» к «Без брэндов!»

Не стоит удивляться тому, что компании, все почаще оказывающиеся под струями краски из аэрозольных баллончиков и под ударами взломщиков, взламывающих компьютерные системы, компании, на которые обрушивается международное антикорпоративное движение, и есть те же фавориты экономики, владеющие самыми Отторжение: дорога с двусторонним движением передовыми маркетинговыми технологиями, сотрудничающие с известными собственной проницательностью рекламщиками и проводящие самые брутальные внутришкольные благотворительные программки. В обстановке, когда диктат брэндинга принуждает компании рвать свои классические привязанности к созданию размеренных рабочих мест, не будет преувеличением сказать, что самые сильные и значимые брэнды делают самые нехорошие рабочие места, будь Отторжение: дорога с двусторонним движением то в зонах экспортного производства, в Силиконовой равнине либо в гипермаркетах. Скажем больше: компании, которые жестко рекламируются на MTV, Channel One и в Details, продавая кроссовки, джинсы, гамбургеры и бытовую электронику, – это те же компании, что породили сектор «Мак‑работы» и привели к финалу производства в анклавы дешевенькой рабочей силы вроде Кавите Отторжение: дорога с двусторонним движением. Раззадорив молодежь внушениями типа «А ну, поддай им!», кроссовками под лозунгом «Просто сделай это», футболками «Никаких страхов» и джинсами «Никаких оправданий», эти компании ответили на воззвания по поводу работы громовым «Кто – я?!». Работницы Кавите могут быть недостойны закорючки, но основная категория потребителей продукции компаний Nike и Отторжение: дорога с двусторонним движением Levi's получила от глобальной брэндовой перетасовки другое послание: они не достойны работы в этих корпорациях.

И, вроде бы усугубляя оскорбление, брэнды, как мы лицезрели в части I, «Без пространства», покидают молодежь в тот момент, когда на молодежную культуру обрушивается доныне неслыханный по злости брэндинг. Юношеская мода, стиль и актуальные ценности Отторжение: дорога с двусторонним движением находятся в числе самых действенных источников дохода в промышленности развлечений, а настоящая, жива молодежь употребляется в мире как новый тип рабочей силы разового использования. Как мы увидим далее, конкретно в этом неуравновешенном контексте экономика, основанная на преобладании глобальных брэндов, становится политическим эквивалентом пришпиленного к корпоративному заду клока бумаги Отторжение: дорога с двусторонним движением с надписью «Дай мне пинка!».

Часть IV

Без брэндов

Глава двенадцатая

«Глушение массовой культуры»

Глава отсутствует.

Глава тринадцатая

Возвратить для себя улицы

Действительность, в какой мы живем, похожа на оккупацию. Нас оккупировали, как нацисты оккупировали Норвегию и Францию во время 2-ой мировой войны, но наши оккупанты – коммерсанты. Мы должны возвратить для себя свою страну, забрав у Отторжение: дорога с двусторонним движением тех, кто оккупирует ее по поручению собственных глобальных владельцев.

Урсула Франклин, знатный доктор Торонтского института, 1998 г.

Это не акция протеста. Повторяю. Это не акция протеста. Это какая‑то акция живописцев. Прием.

Разговор по радиосвязи меж полицейскими в Большенном Торонто 16 мая 1998 г., в денек первой Глобальной уличной гулянки.

Одна Отторжение: дорога с двусторонним движением из насмешек нашего века: сейчас, когда уличное место стало самым ходовым продуктом в маркетинговом бизнесе, сама уличная культура оказалась в осаде. От Нью‑Йорка до Ванкувера и Лондона милиция наступает на граффити, на самодельные плакаты, на уличных побирушек, на тротуарных живописцев, на моющих ветровые стекла детей, на стихийное Отторжение: дорога с двусторонним движением «садоводство» и на уличных торговцев, ведя к криминализации всего, что относится к самобытной уличной жизни огромного городка.

Это противоречие меж коммерциализацией и криминализацией уличной культуры в особенности драматично проявлялось в Великобритании. С начала до середины 90‑х годов, когда мир рекламы бросился на укрощение звукового и зрительного ряда рейверских тусовок и Отторжение: дорога с двусторонним движением начал использовать его для рекламы автомобилей, авиалиний, безалкогольных напитков и газет, английские законодатели фактически объявили рейв вне закона, приняв в 1994 году против него Закон об уголовной ответственности (Criminal Justice Act).

Масса пошла за нами, и дорога из транспортной пробки перевоплотился в уличный рейв‑слет с сотками людей Отторжение: дорога с двусторонним движением, кричащих и требующих незапятнанного воздуха, публичного транспорта и велосипедных дорожек.

Распространяемый по электрической почте репортаж RTS из Тель‑Авива, Израиль, 16 мая 1998 г.

Закон отдал милиции далековато идущее право конфисковывать аудиоаппаратуру и сердито обращаться с рейверами во время всех общественных столкновений.

Чтоб противостоять этому закону, «клубная тусовка» (до того времени занятая только Отторжение: дорога с двусторонним движением поисками еще одного места, где бы потанцевать до утра) слилась в единый фронт с другими политизированными подкультурами, которых тоже встревожила эта новообретенная милицией власть. Так рейверы слились со сквоттерами[99], ожидающими насильного выселения, с так именуемыми «странниками Нового века», гонимыми за собственный кочевой стиль жизни, с конструктивными «эковоинами», борющимися Отторжение: дорога с двусторонним движением против вырубки английских лесных районов, строя шалаши на деревьях и прорывая траншеи на пути бульдозеров. У всех этих подкультур, выступающих любая за свое, появились общие интересы: борьба за право на неколонизированное место – для жилища, для деревьев, для тусовок, для танцев. Из этого обилия культурных противоречий и самых внезапных Отторжение: дорога с двусторонним движением коллизий меж диджеями, активистами антикорпоративного движения, конструктивными экологами, политизированными живописцами и представителями New Age подросло нечто такое, что можно именовать самым энергичным и быстроразвивающимся политическим движением со времен «Парижа‑68»[100]: движение «Вернуть для себя улицы», Reclaim the Streets (RTS).

Начиная с 1995 года RTS захватывает для собственных спонтанных акций оживленные улицы, огромные перекрестки и Отторжение: дорога с двусторонним движением даже отрезки высокоскоростных шоссе. В мгновение ока на 1-ый взор разрозненные группы прогуливающихся прохожих превращают транспортную артерию в сюрреалистическую детскую площадку. Делается это просто. Обыкновенно и у реальных рейверов, место акции RTS держится в тайне до самого последнего денька. Тыщи людей собираются в заблаговременно назначенном месте, откуда всей Отторжение: дорога с двусторонним движением массой отправляются в пункт предназначения, узнаваемый только устроителям. Перед прибытием толпы на улице, которую на данный момент будут «возвращать себе», тихонько припарковывается микроавтобус, оборудованный сильной аудиосистемой. Потом изобретается какой‑нибудь театральный метод заблокировать движение, к примеру, инсценируется столкновение 2-ух старенькых машин и стычка их водителей меж собой. Либо Отторжение: дорога с двусторонним движением, к примеру, среди проезжей части устанавливают шестиметровую треногу, а на самом верху к ней подвешивают смельчака‑активиста. Машинам тренога проезжать мешает, а пешеходы могут просто лавировать меж ее подпорками. Так как опрокинуть треногу – значит уронить висячего на ней человека на асфальт, то милиции ничего другого не остается, как стоять Отторжение: дорога с двусторонним движением и глядеть, как разворачиваются действия. Сейчас, когда движение транспорта благополучно заблокировано, проезжую часть объявляют «открытой улицей». Возникают дорожные знаки: «Дышать разрешено», «Зона, свободная от автомобилей» и «Вернем для себя пространство». Взлетает ввысь знамя RTS – молния на разноцветном фоне, – и аудиосистема начинает реветь чем попало – от последних электрических подношений Отторжение: дорога с двусторонним движением до What a Wonderful World Луи Армстронга.

Потом вроде бы ниоткуда является кочевой карнавал эртээсовцев – здесь и байкеры, и клоуны на ходулях, и рейверы, и барабанщики. Бывали случаи, когда среди перекрестка появлялись огромные песочницы и качели, надувные бассейны, диваны, ковры и волейбольные сетки. В воздухе проплывают сотки дисков‑фрисби Отторжение: дорога с двусторонним движением; раздают бесплатное угощение; начинаются танцы – на машинах, на автобусных остановках, на крышах домов, вокруг столбов с дорожными указателями. Устроители именуют такие «похищения улиц» по‑всякому – от «воплощения коллективной мечты» до «случайного стечения событий, происшедшего в большенном масштабе». Как и «рекламобойцы», эртээсовцы перенесли язык и способы конструктивного экологического движения в городские тропические заросли Отторжение: дорога с двусторонним движением, требуя некоммерциализованного места в большенном городке в таковой же мере, как и естественной нетронутости природы вне городка либо на море. В том же духе происходило самое театральное из всех выступлений RTS, когда 10 000 человек захватили шестиполосную лондонскую автомагистраль М41. Два человека, одетые в карнавальные костюмчики, посиживали на верхушке Отторжение: дорога с двусторонним движением шатровых сооружений, покрытых большущими кринолинами (см. фото на с. 390). Стоявшие рядом полицейские не подозревали, что под этими «юбками» прятались «садовники‑партизаны» с отбойными молотками, проделывающие отверстия в асфальте шоссе, чтоб высадить в их юные деревца. Эртээсовцы, эти постоянные последователи ситуационистов, высказали свою точку зрения: «Под асфальтом… лес» – напоминание Отторжение: дорога с двусторонним движением о девизе «Парижа‑68» «Под булыжником… пляж».

Эти мероприятия переводят соответствующую для «глушения культуры» философию возврата для себя публичного места на новый уровень. Заместо наполнения еще пока не тронутого коммерцией места маркетинговыми пародиями, эртээсовцы пробуют заполнить его другим видением того, как может смотреться общество в отсутствие коммерческого контроля и давления.

Семечки эртээсовского Отторжение: дорога с двусторонним движением урбанизированного экологизма были посеяны в 1993 году на Клермонт‑роуд, тихой английской улочке, которой предназначено было пропасть под новым высокоскоростным шоссе, «Соединительное шоссе М11, – разъясняет эртээсовец Джон Джордан, – протянется из Уэнстеда до Хэкни в Ист‑Лондоне. Чтоб его выстроить, департаменту транспорта пришлось снести 350 домов, выселить тыщи людей, вырубить Отторжение: дорога с двусторонним движением часть 1-го из последних оставшихся в Лондоне участков старых лесов и разорить общину – и все из‑за шестиполосного кусочка асфальта ценой в 240 миллионов фунтов, призванного сберечь 6 минут езды на машине»[1]. Когда городские власти проигнорировали гневные протесты местных обитателей, группа живописцев‑активистов возложила на себя цель попробовать заблокировать дорогу бульдозерам, превратив Клермонт Отторжение: дорога с двусторонним движением‑роуд в бастион из живых скульптур. Они вынули на улицу диваны, развесили на ветках телеки, раскрасили асфальт под огромную шахматную доску и выставили перед назначенными на слом домами щиты с типо социальной рекламой развития пригородов: «Добро пожаловать на Клермонт‑роуд: безупречное место для жизни». Активисты влезли на деревья, заняли Отторжение: дорога с двусторонним движением строй краны, запустили громкую музыку и стали посылать воздушные поцелуи глядевшим на их снизу полицейским и разбиравшим дома рабочим. Уже опустевшие дома преобразовались – их соединили вместе подземными ходами и устроили в их художественные установки. Стоявшие на улице старенькые машины украсили девизами, разрисовали под зебру и превратили в клумбы. Машины Отторжение: дорога с двусторонним движением при всем этом не просто стали прекрасными, да и служили баррикадами, как и тридцатиметровые леса, выстроенные через крышу 1-го из домов. Это, как разъясняет Джордан, было не стратегией использования искусства в политических целях, а перевоплощения искусства в прагматическое политическое орудие, «одновременно красивое и функциональное»[2].

Когда в ноябре 1994 года Клермонт‑роуд Отторжение: дорога с двусторонним движением совсем ровняли с землей, она была самой творчески активной, торжественной и неунывающей улицей в Лондоне. Она была, как гласит Джордан, чем‑то «вроде временного микрокосма по истине освобожденной, экологически незапятанной культуры»[3]. К тому времени, когда активистов вынули из шалашей на деревьях и крепостей, смысл заключенного в Отторжение: дорога с двусторонним движением акции послания, что высокоскоростные дороги высасывают жизнь из огромных городов, не мог бы быть выражен более наглядно и сладкоречиво.

Несколькими годами ранее заглавие RTS использовала другая группа. Но в собственном сегодняшнем воплощении RTS сформировалась в мае 1995 года, при этом с ясно выраженной целью перевоплотить происшедшее на Клермонт‑роуд в летучий вирус, готовый Отторжение: дорога с двусторонним движением в хоть какой момент распространиться на хоть какое место в городке: в блуждающую «временную автономную зону» (выражение, выдуманное южноамериканским гуру анархизма Хакимом Беем). Согласно разъяснению Джордана, идея была ординарна: «Если нам не удалось возвратить Клермонт‑роуд, мы начнем возвращать для себя другие улицы Лондона»[4]. В мае 1995 года Отторжение: дорога с двусторонним движением 500 человек пришли на «слет» RTS на Кемдэн‑стрит – танцы под барабаны, свистки и звуковую аппаратуру, питание для которой обеспечивали велосипедные генераторы. Это сборище завлекло к для себя внимание рейверов, к тому времени уже политизированных благодаря вовсю действовавшему против их Закону об уголовной ответственности, и главный союз был сформирован Отторжение: дорога с двусторонним движением. На последующее мероприятие RTS, проведенное на Аппер‑стрит в Айлингтоне, собралось уже 3000 человек; на этот раз они плясали под электрическую музыку, ревущую с 2-ух грузовиков, оборудованных сильными клубными аудиосистемами.

Присутствовавшие в массе анархисты пользовались случаем излить собственный гнев на банки, ювелирные магазины и местные рестораны McDonald's. Они лупили витрины, кидали Отторжение: дорога с двусторонним движением бомбы с краской и малевали антиглобалистские лозунги в виде граффити.

Распространяемый по электрической почте репортаж об акции RTS в Женеве, Швейцария, 16 мая 19981 г.

Альянс рейва с политикой оказался заразной мыслью, которая распространилась по всей Британии – в Манчестер, Йорк, Оксфорд и Брайтон. Наикрупнейшее на сегодня мероприятие RTS в апреле Отторжение: дорога с двусторонним движением 1997 года завлекло на Трафальгарскую площадь 20 000 человек. К тому времени «слеты» на тему «Вернуть для себя улицы» стали международными – их устраивали в таких дальних друг от друга городках, как Сидней, Хельсинки и Тель‑Авив. Любая акция организуется на местном уровне, но с помощью электрической почты и интернет‑веб-сайтов активисты из Отторжение: дорога с двусторонним движением различных городов имеют возможность читать репортажи о событиях в мире, обмениваться способами ухода от полицейских, делиться приемами действенного блокирования дорог, созидать плакаты, читать пресс‑релизы и листовки со всего мира. С того времени как видео– и цифровые камеры стали любимым аксессуаром уличных акций, эртээсовцы черпают вдохновение к Отторжение: дорога с двусторонним движением тому же в просмотре материалов, заснятых на далеких тусовках и распространяемых в видеосетях активистов, к примеру, расположенной в Оксфорде Undercurrents, также на нескольких Веб‑веб-сайтах RTS.

В почти всех городках уличные мероприятия составили неплохую пару другому «взрывному» интернациональному движению – «Критической массе». Мысль появилась в 1992 году в Сан‑Франциско и Отторжение: дорога с двусторонним движением стала распространяться по городкам Северной Америки, Европы и Австралии приблизительно в одно время с RTS. Велосипедисты «Критической массы» тоже обожают воспользоваться риторикой «случайных и масштабных совпадений»: в 10-ках городов сразу, в последнюю пятницу каждого месяца, на заблаговременно назначенном перекрестке собираются велосипедисты, от семнадцати до 7 тыщ человек, и отправляются в Отторжение: дорога с двусторонним движением путь. Одним своим количеством они сформировывают «критическую массу», и авто обязаны уступать им дорогу. «Мы не блокируем движение транспорта, – молвят велосипедисты „Критичной массы“, – мы сами и есть движение транспорта». А так как много активистов RTS сразу являются и велосипедистами «Критической массы», то огромную популярность заполучила стратегия чистки от Отторжение: дорога с двусторонним движением транспорта назначенных для «возвращения» улиц при помощи «спонтанного наезда» велосипедистов конкретно перед блокадой на дороге и возникновением участников мероприятия.

Может быть, как раз в свете этих связей официальные СМИ практически постоянно обрисовывают мероприятия RTS как «протест против засилья автомобилей». Большая часть эртээсовцев, но, говорят, что это грубое и несведущее Отторжение: дорога с двусторонним движением упрощение их целей[5]. Автомобиль, молвят они, – это знак, более ощутимое проявление утраты публичного места, улиц, где можно ходить пешком, и мест, где можно свободно самовыражаться. Заместо обычного протеста против использования автомобилей, гласит Джордан, «RTS всегда старается перевести личную делему транспорта и автомобилей на уровень более широкой критики общества… и грезит Отторжение: дорога с двусторонним движением о возврате улиц в коллективное пользование»[6]. Чтоб особо выделить эти более широкие связи, RTS организовало уличный слет солидарности с бастующими рабочими английской подземки. Еще одна тусовка стала совместным мероприятием с уволенными ливерпульскими докерами, этими любимцами английских рок‑звезд, футболистов и анархистов. Другие акции были ориентированы против нарушений прав человека Отторжение: дорога с двусторонним движением и опасности экологии со стороны Shell, BP и Mobil.

Из‑за этих самых различных коалиций RTS очень тяжело отнести к той либо другой категории публичных течений. «Является ли уличная тусовка политической демонстрацией? – риторически вопрошает Джордан. – Либо фестивалем? Либо рейв‑слетом? Либо просто катастрофически успешной вечеринкой?» Эти мероприятия нелегко квалифицировать по многим Отторжение: дорога с двусторонним движением причинам: они маскируют собственных фаворитов, у их нет ни центра, ни даже неизменных мест сбора. Уличные акции RTS, как гласит Джордан, «крутятся водоворотом».

Игры в политику

Эта неясность не просто преднамеренная; конкретно отсутствие жесткой определенности и посодействовало RTS пленить воображение тыщ юных людей по всему миру. С того времени как Отторжение: дорога с двусторонним движением Эбби Хоффман[101] и «йиппи»[102] занесли в свои «хэппенинги» осознанную абсурдность, политический протест пал до уровня ритуализованного действа, вписывающегося в не очень богатую схему циклических декламаций и отрежиссированных столкновений с милицией. Поп‑культура тем временем стала настолько же стереотипна в собственном отказе впустить осознанную серьезность политических убеждений в Отторжение: дорога с двусторонним движением свое ироничное игровое место. Вот здесь‑то и возникает RTS. Рассчитанные культурные столкновения уличных акций соединяют внутри себя суровую предсказуемость политического выступления со характерной поп‑культуре развеселой драматичностью. Для многих тинейджеров и юных людей это предоставляет первую возможность примирить их заполненное воскресными мультами детство с искренней политической озабоченностью судьбой собственных родных Отторжение: дорога с двусторонним движением мест и собственного окружения. RTS игриво и иронически ровно так, чтоб сделать вероятной серьезность.

В почти всех отношениях движение «Вернуть для себя улицы» – урбанизированный центр масс процветающей в Великобритании DIY‑культуры (см. сноску на с. 238). Изгнанная на экономические задворки десятилетиями правления тори и не получившая от правоцентристской политики Новейшей Отторжение: дорога с двусторонним движением лейбористской партии Тони Блэра повода к возвращению, по всей стране разрослась полагающаяся лишь на собственные силы инфраструктура продовольственных кооперативов, незаконных жилищ сквоттеров, независящих средств инфы и бесплатных музыкальных фестивалей. Спонтанные уличные акции – это продолжение самодеятельного образа жизни; они – утверждение того, что люди могут сами устраивать для себя утехи Отторжение: дорога с двусторонним движением, не испрашивая разрешения страны и не полагаясь на корпоративные пожертвования. Просто придти на уличную тусовку – означает стать и участником, и организатором утехи.

Мы навестили Пресвятую Деву у собора, но она нас очевидно не ожидала и поэтому плясать не пошла. Но мы все равно устроили миленькое солнечное шоу и Отторжение: дорога с двусторонним движением часов на 5, до 7 вечера, возвратили для себя улицу.

Распространяемый по электрической почте репортаж об акции RTS в Валенсии, Испания, 16 мая 1998 г.

Уличная акция, не считая того, совершенно не в ладу с тем, как наша культура склонна осознавать свободу. Будь то хиппи, бросающие все, чтоб жить в пригородных коммунах, либо яппи Отторжение: дорога с двусторонним движением, бегущие из урбанизированных тропических зарослей на джипах, свобода обычно понимается как бегство от клаустрофобии огромного городка. Свобода – это «Трасса 66»[103], это «В дороге» (On the Road[104]). Это – экологический туризм. Это – где угодно, но только не тут. RTS же не сбрасывает со счетов ни городка, ни реального. Оно взнуздывает страсть людей Отторжение: дорога с двусторонним движением к утехам и веселью (включая и черную ее сторону – желание буйствовать и бунтовать) и направляет так, что все это реализуется в акт штатского непослушания – в уличный фестиваль. На один денек тоска по свободному месту выливается не в бегство от реальности, но в преобразование ее «здесь и сейчас».

Естественно Отторжение: дорога с двусторонним движением, если хочешь быть по истине меркантильным, RTS можно именовать также и экопоэзией, прикрывающей вандализм. Это возвышенные дискуссии о том, как перекрывают движение транспорта. Это дико одетые и разрисованные дети, орущие о деспотии «автомобильной культуры» находящимся в полном замешательстве и, может быть, сочувствующим им полицейским. Когда в эртээсовских мероприятиях Отторжение: дорога с двусторонним движением что‑нибудь не складывается – приходит всего только горстка людей либо анархисты‑устроители, не приемлющие иерархии, не могут либо не желают разговаривать с массой, – уличная гулянка оказывается конкретно этим: какой‑то хмырь считает себя вправе посиживать среди улицы в силу идиотической, ведомой ему одному предпосылки. Но в собственных наилучших проявлениях акции Отторжение: дорога с двусторонним движением RTS очень отрадны и гуманны, чтоб от их можно было просто отмахнуться, и они пробиваются через корку цинизма зевак и наблюдателей: от английской хипповской музыкальной прессы, объявившей тусовку на Трафальгарской площади «лучшей из нелегальных рейв‑слетов и вечеринок танцевальной музыки за всю историю человечества»[7], до 1-го из бастующих Отторжение: дорога с двусторонним движением ливерпульских докеров, заметившего, что «все другие только молвят, дескать, нужно что‑то сделать, а эти ребята делают»[8].

И, как и со всеми успешными конструктивными движениями, кое‑кто выражает озабоченность тем, что соблазнительность RTS для масс сделала его очень модным и что утонченная теория «приложения конструктивной поэзии к конструктивной политике» заглушается громыхающими ритмами Отторжение: дорога с двусторонним движением и ревом неуправляемой толпы. В октябре 1997 года Джордан произнес мне, что RTS конструктивно пересматривает свои принципы. Он заявил, что 20‑тысячная акция на Трафальгарской площади – не та верхушка, к которой стремится RTS. Когда милиция попробовала арестовать микроавтобус с музыкальной аппаратурой, протестующие не стали, как ожидалось, посылать ей глумливые Отторжение: дорога с двусторонним движением воздушные поцелуи, а начали швыряться бутылками и камнями, и четверым было предъявлено обвинение в покушении на убийство (позднее это обвинение сняли). Невзирая на все усилия организаторов, ситуация опустилась до уровня стадионного хулиганства, и, как поведал газете Daily Telegraph один из представителей RTS, когда фавориты движения попробовали опять взять действия под контроль Отторжение: дорога с двусторонним движением, это обернулось против их самих. «Я лицезрел, как несколько наших пробовали приостановить этих молокососов, которые накачались пивом и глупо швыряли камешки и бутылки. Несколько наших товарищей попробовали заслонить от их людей, и 1-го из их избили»[9]. Но подобные аспекты ускользнули от внимания английских СМИ, которые освещали действия Отторжение: дорога с двусторонним движением на Трафальгарской площади под такими, к примеру, заголовками: «Безумие мятежа – головорезы‑анархисты терроризируют Лондон»[10].

«Сопротивление будет таким же транснациональным, как и сам капитализм»

После Трафальгарской площади, гласит Джордан, стало ясно, что «в уличных тусовках очень просто узреть всего только развлечение, всего только коллективную вечеринку с цветом политической акции… Если Отторжение: дорога с двусторонним движением люди считают, что показаться раз в год на уличном мероприятии, запамятовать все в мире и плясать до упаду на захваченном участке публичной земли – довольно, то мы никогда не реализуем собственных возможностей». Еще одна задачка, гласит он, представить для себя захват чего‑то более большого, чем одна улица. "Уличная акция Отторжение: дорога с двусторонним движением – это только начало, проба будущих способностей. На сегодня по всей стране прошло 30 таких мероприятий. А представить для себя 100, и что они все происходят сразу, и каждое длится некоторое количество дней и больше… Представить для себя, что уличное сборище укореняется… la fete permanente [105] …" [11]

Признаюсь, разговаривая с Джорданом, я не веровала, что это Отторжение: дорога с двусторонним движением движение сумеет достигнуть такового высочайшего уровня координированности. Даже в свои наилучшие времена «Вернуть для себя улицы» балансирует на узкой грани, открыто заигрывая со страстью к бунтарству и пытаясь перекроить ее в более конструктивный протест. Английские члены RTS молвят, что одна из целей уличных акций – это «визуализировать промышленный крах», и Отторжение: дорога с двусторонним движением поэтому задачка участников – побуждать друг дружку на то, чтоб плясать и сажать деревья, а не поджигать их, облив бензином. Но уже очень скоро после нашего разговора по перечням адресатов электрической почты нескольких активистов была разослана заметка, в какой дискуссировалась мысль устроить денек одновременных уличных мероприятий по Отторжение: дорога с двусторонним движением всему миру. Семь месяцев спустя прошла 1-ая в истории Глобальная уличная гулянка. Чтоб совсем исключить возможность того, что политический подтекст мероприятия улизнет от внимания, ее назначили на 16 мая 1998 года – денек, когда фавориты государств Большой восьмерки собрались на саммит в Бирмингеме, Великобритания, и за два денька до того, как им предстояло Отторжение: дорога с двусторонним движением отправиться в Женеву на празднование 15‑й годовщины Глобальной торговой организации. Вместе с индийскими фермерами, безземельными бразильскими крестьянами, французскими, итальянскими и германскими безработными и международными группами по борьбе за права человека, планирующими одновременные выступления, приуроченные к двум саммитам, RTS заняло свое место в рядах неоперившегося пока интернационального движения против межнациональных Отторжение: дорога с двусторонним движением компаний и их планов экономической глобализации. Тут уже речь точно шла не просто об автомобилях.

Пришествие милиции было так массивным и ожесточенным, что даже видавшая виды чешская публика была шокирована… 64 человека были задержаны, в том числе 22 в возрасте до 18 лет и 13 дам. Во время полицейской акции пострадали невинные люди Отторжение: дорога с двусторонним движением – просто стоявшие рядом. Всех задержанных избивали и подвергали оскорблениям до самого утра.

Распространяемый по электрической почте репортаж об акции RTS в Праге.

В последующий раз будет круче.

Распространяемый по электрической почте репортаж об акции RTS в Берлине, Германия, 16 мая 1998 г.

Хотя о их изредка писали как о чем‑то более значимом Отторжение: дорога с двусторонним движением, чем отдельные помехи движению транспорта, 30 мероприятий RTS с фуррором прошли в 20 странах мира. 16 мая 800 человек заблокировали шестиполосное шоссе в Утрехте, Нидерланды, и плясали там 5 часов кряду. В Турку, Финляндия, две тыщи человек умиротворенно оккупировали один из основных городских мостов. Практически тыща берлинцев устроили рейв‑тусовку на перекрестке в деловом Отторжение: дорога с двусторонним движением центре городка, а в Беркли, Калифорния, семьсот человек веселились на Телеграф‑авеню. Самая удачная Глобальная уличная гулянка свершилась в Сиднее, Австралия, где несанкционированная политическая демонстрация вместе с музыкальным фестивалем прошла без сучка без задоринки. Три‑четыре тыщи человек «захватили» дорогу, установили три помоста, где выступали музыкальные группы Отторжение: дорога с двусторонним движением при участии полудюжины диджеев. Никакого спонсорства со стороны Levi's, Borders, Pepsi либо Revlon не было (а ведь конкретно такового рода поддержка делает вероятным проведение дорогостоящих фестивалей, к примеру, Iilith Fair), но сиднеевское RTS как‑то ухитрилось «организовать сбор пожертвований, бесплатное питание, площадку для скейтбординга, установить на тротуаре 5 терминалов для Отторжение: дорога с двусторонним движением выхода в Веб, отыскать 2-ух архитекторов, работающих по песчанику, поэтов, факиров, „садовников‑партизан“… и еще огромное количество всяких радостных и ветреных развлечений»[12]. Реакция милиции на Глобальную уличную гулянку очень различалась от городка к городку. В Сиднее полицейские просто стояли в уважительном изумлении и только просили приглушить музыку по мере пришествия Отторжение: дорога с двусторонним движением вечера. В Утрехте милиция была настроена так миролюбиво, что «в какой‑то момент, по сообщению 1-го из местных организаторов, полицейские смешались с массой и сели на мостовой, ждя прибытия аудиоаппаратуры. Когда ее в конце концов привезли, они практически посодействовали запустить генератор». Не обошлось, естественно, без исключений. На акции в Отторжение: дорога с двусторонним движением Торонто, на которую прогуливалась я, полицейские ничего не делали в течение часа, а позже с ножиками в руках вошли в массу из четырехсот участников и начали (бред!) прокалывать ярко расцвеченные воздушные шары и энергичными движениями разрезать плакаты. В итоге мероприятие скатилась на уровень бестолковых стычек, которые и стали Отторжение: дорога с двусторонним движением главной темой шестичасового выпуска новостей. Но столкновение в Торонто было сущим пустяком по сопоставлению с тем, что происходило в других городках. 5 тыщ человек плясали на улицах Женевы, но к полуночи веселье «переросло в полномасштабные кавардаки. Подожгли одну машину, и здесь же тыщи полицейских штурмовали массу, бросая гранаты со Отторжение: дорога с двусторонним движением слезоточивым газом. До 5 часов утра демонстранты разбили сотки окон в зданиях, принадлежащих банкам и корпоративным кабинетам, причинив им суровый вред – более полумиллиона фунтов». В ожидании прибытия фаворитов больших держав мира и узнаваемых предпринимателей на празднование юбилея ВТО кавардаки длилось несколько дней[13].

Просим прощения за накладку, но так как явилось всего Отторжение: дорога с двусторонним движением только 10 человек, мы решили, походив под барабан по городку с плакатами, смыться на остаток денька на пляж.

Распространяемый по электрической почте репортаж об акции RTS в Дарвине, Австралия, 16 мая 1998 г.

В Праге на уличную акцию на Венцеславской площади собралось три тыщи человек. Там были установлены четыре аудиосистемы Отторжение: дорога с двусторонним движением, и 20 диджеев готовились начать концерт. Очень скоро в массу на всей скорости врезалась полицейская машина; ее окружили и опрокинули, а рейверская тусовка, как и в Женеве, перевоплотился в безобразие. После того как устроители официально закрыли мероприятие, триста человек, по большей части подростков, прошли маршем по улицам Праги, при этом некие останавливались и Отторжение: дорога с двусторонним движением кидали бутылки и камешки в витрины ресторанов McDonald's и Kentucky Fried Chicken. На гулянке в Беркли, Калифорния, тоже происходило швыряние бутылками и камнями, равно как и ряд других глупых действий: к примеру, бросание в огнь пенопластовых матрацев на Телеграф‑авеню (отравлять воздух ядовитыми продуктами горения Отторжение: дорога с двусторонним движением в качестве протеста против загрязнения среды – гениально!) и разбивание витрин местного книжного магазина, не входящего ни в одну из книготорговых сетей («шарахнем по этим корпоративным негодяям!»). Мероприятие рекламировалось как праздничек «искусства, любви и протеста», но милиция именовала его «беспорядками» – «самыми большими за последние 8 лет»[14]. Было произведено само мало 27 арестов Отторжение: дорога с двусторонним движением в Кембридже, четыре – в Торонто, четыре – в Беркли, три – в Берлине, 64 – в Праге, 10-ки в Брисбене и поболее двухсотен за некоторое количество дней беспорядков в Женеве.

Да, в нескольких больших городках Глобальная уличная гулянка никаким образом не стала «fete permanente», как мечталось Джону Джордану. И все же моментальная интернациональная реакция, спровоцированная Отторжение: дорога с двусторонним движением менее чем несколькими сообщениями по электрической почте, обосновывает, что есть и способности, и желание для вправду глобального протеста против утраты публичного места. Рвение возвратить место, свободное от брэндов, так близко настолько многим юным людям различных государств, что ответственность активистов за эмоции, вдохновляемые этим протестом, необыкновенно велика.


otveti-na-voprosi.html
otveti-na-zadaniya-prisilat-po-elektronnoj-pochte-na-adres.html
otveti-po-rezultatam-testirovaniya-dlya-programmirovannogo-kontrolya-uchebnik-napisan-v-sootvetstvii-s-planom-schetov.html